Пока мир в изумлении фиксирует крах экономической и социальной инфраструктуры, аналитические службы пытаются оценить последствия происходящего для мировой экономики. В первом эшелоне таких оценщиков оказались рейтинговые агентства — организации, которые представляют информацию об уровне кредитных рисков для покупателей долговых бумаг, эмитируемых государствами, органами местной власти и разного рода корпорациями.

Кредитный рейтинг по определению представляет собой прогноз, в котором с помощью сочетания букв определяется вероятность дефолта эмитента. Для нас и наших читателей такая информация представляет собой интерес прежде всего потому, что она позволяет увидеть картину мира во всех секторах экономики, сделанную по одному принципу. Причем для оценки ситуации дел в разных отраслях рейтинговые агентства используют и выводы более специализированных аналитиков.

В этом материале рассмотрим ситуацию на нефтяном рынке.

Прогнозы неутешительные

Цены на нефть на мировом рынке оказались в состоянии свободного падения.  Еще в конце 2019 года нефть сорта Brent торговалась на отметках около 70 долларов за баррель. Сейчас она вплотную приблизилась к 20 долларам — цифре, которую мир последний раз видел в начале 2000-х. 

Участники финансового рынка, на котором сегодня и формируется цена на нефть, немедленно усилили этот негативный тренд, предположив… отрицательную цену на нефть в ближайшем будущем. Теоретически в это нет ничего необычного, так как любая добытая, но не проданная нефть требует хранения, стоимость которого заставит отдавать ее потребителю с премией, чтобы избежать этих издержек. Впрочем, все эти прогнозы являются частью маркетинговой стратегии, реализуемой участниками  финансового рынка и примерно соответствуют позициям мерчендайзеров торговых сетей, распродающих запасы гречневой крупы.

Тем более важно увидеть те прогнозы, на которые так или иначе ориентируется профессиональное сообщество. Но, как выясняется, здесь нет консенсуса, а следовательно, четкого представления — как будет развиваться ситуация.

Уже сейчас очевидно, что последствия COVID-19 для нефтяного рынка окажутся куда более серьезными, чем анонсированный распад картеля ОПЕК+, соглашения об ограничении объемов добычи, подписанного между членами «классического» картеля ОПЕК с Россией. Разрыв соглашения оказался в фокусе особого внимания, так как предшествовал эскалации вирусного заболевания по всему миру. Однако теперь, когда главным фактором падения цен стало не ограничение предложения, а спад спроса, всем просто не до рынка нефти.

Аналитическое подразделение международного рейтингового агентства Standard&Poor’s — S&P Global Analytics опубликовало свой прогноз падения спроса на нефть 11 марта. По тогдашним прогнозам экспертов, даже в худшем из сценариев сокращение составило бы лишь 960 тысяч баррелей в день. Сейчас очевидно, что этот «самый худший» сценарий оказался оптимистичным.

Спустя неделю на сайте Standard&Poor’s был опубликован прогноз падения спроса на нефть норвежского агентства Rystad Energy. Согласно ему спрос на нефть сократится в 2020-м году на 2,8 млн баррелей в день. Таким образом, спрос во всем мире составит в 2020-м году 97,1 млн баррелей в день против 99.9 млн баррелей — в 2019.

Нельзя сказать, что цифры этого снижения поражают, особенно на фоне апокалиптических прогнозов распространения коронавируса. Строго говоря, Rystad Energy прогнозировало снижение спроса и без всякого вируса. По оценкам агентства, оно должно было составить 600 тысяч баррелей. Но нынешние прогнозы отличаются от прошлых в разы.

Главным фактором сокращения станет коллапс спроса на топливо для автомобильного транспорта, спрос на которое упадет на 1,1 млн баррелей в день. На втором месте по масштабу падения авиационное топливо, спрос на которое упадет на 0,8 млн баррелей в день. В относительном измерении (с учетом того, что авиация потребляет в день 7.2 млн баррелей) этот сектор окажется на первом месте по масштабам отраслевого падения.

Скромные оценки падения объясняются его глубиной — прогноз сделан на весь год. Сейчас еще слишком сложно прогнозировать, что будет летом.

В апреле темпы падения ожидаются совершенно другими. По прогнозам Rystad Energy, спрос в будущем месяце сократится на 11 млн баррелей в день. Но исходить из того, что авиация останется на земле, эксперты не будут. Это означает похоронить весь нынешний бизнес пассажирских авиаперевозок. Впрочем, похоронить этот бизнес легко смогут и ожидаемые темпы сокращения числа авиационных рейсов — на уровне 20%. Фактически этот положение дел можно смело назвать апокалипсисом — как для авиационной отрасли, так и для рынка авиатоплива, который представляет собой вполне автономный сегмент большого нефтяного бизнеса.

Радикальный сценарий от Rystad Energy (маргинальные оценки мы пока во внимание не принимаем) пока еще не стал мэйнстримом.

К примеру, прогнозы от компании Global Energy предполагают сокращение спроса на нефть на 1,3 млн баррелей в день. А самая авторитетная организация МЭА ( International Energy Agency) исходит из минимальных потерь — 90 тысяч баррелей в день. Правда эти оценки были опубликованы еще 9-го марта — совершенно в другую эпоху.

Игра с отрицательной суммой

Анализ ситуации, сложившейся на нефтяном рынке, затрудняется тем, что пока непонятно, кто какую стратегию играет в мутных реалиях. Вопреки традиционным стереотипам, интересы игроков здесь могут определяться совсем не национальными границами. Разные игроки имеют разные запасы, транспортное плечо доставки, политические связи и лоббистские возможности.

Количество таких игроков и уровень их влиятельности также плохо поддается описанию. Но что можно утверждать с определенной уверенностью — они намерены играть по правилам войны. 

Эти правила можно описать как игру с отрицательной суммой — когда выигрывает не тот, кто получает прибыль, а тот, кто несет меньшие потери или может абсорбировать их без утраты жизнеспособности. Но это также не дает оснований для оптимизма, так как проиграть могут все участники.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code